МБОУ Кожановская СОШ Воскресенье, 16.12.2018, 10:41
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 196
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Героическая летопись края 
Сочинение "Кожаны" - скачать   Сочинение "Село мое родное" - скачать  Сочинение "Село мое родное!" - скачать 
Презентация "Наша гордость - санатоий Красноярское Загорье" - скачать 
От деревни Кожаново до села Кожаны

ГЛАВА 1. ИЗ ПРОШЛОГО В НАСТОЯЩЕЕ ЗЕМЛИ КОЖАНОВСКОЙ

Малая Родина... Мои родные места, родной край... Обширная, красивая местность, березовая роща. Когда заходишь в нее, на душе становится радостно: высокие стройные березы, шелестя листвой, будто рассказывают о прошлом родной земли... На века строилась сибирская деревня. Угожие места облюбовывали себе люди.  Первые поселенцы  выбирали места возле рек или звонких хрустальных ручьев, чтобы рядом были просторные обильные травой луга,  пашню же старались размещать повыше, на склонах чистых,  еще никем не тронутых хребтов,  меньше уронов от ранних заморозков. Приходили общинами и в одиночку, с пилой и топором. Оказывая «помочь» друг другу, возводили крепкие деревянные дома с русской глиняной печью. Так рождалась первая улица, а за ней еще никем  неуправляемая деревня. Постепенно приобретался скот, особенно ценились лошади - единственная тогда тягловая сила. Пахали на хребтах пашню, в низинах и на лугах косили сено, заготавливали на зиму дрова, растили детей. Таким распорядком текла вечная река жизни.

В давние времена на берегу реки Жура появилась сибирская деревня Кожаново. Старожилы «сказывают», что 200 с лишним лет назад в здешних местах на берегу речки Жура поселилась семья Кожановых. Именно они и основали поселение, которое получило название по их фамилии. Вполне возможно, в Белоруссии тоже есть деревня с таким названием. Поэтому вполне возможно, что первые поселенцы были из тех мест и в память о своей малой родине дали название новой деревне.

          

Но в последние годы появились новые версии, связанные с возникновением названия деревни, которые также имеют «право на жизнь». Часто давали названия рекам и населенным пунктам похарактерным признакам местности. Так как почти вся топонимика и гидронимика нашего района имеет тюркское происхождение (родина киргизов и кызыльцев, говорящих на тюрском языке),  то в переводе с этого языка «кожан» значит «заяц» или «береза», смотря в какой транскрипции читать. Зайцев всегда в здешних местах было в изобилии, а березовая роща является украшением местности.

Первые упоминания о здешних местах относится к далекому 1740 году. Именно в это время здесь побывал немецкий ученый Г.Ф.Миллер. В своем дневнике 4 февраля 1740 года он вписал расположение речек, впадающих в Чулым, позднее эти записи были опубликованы в его работе «Путешествие из Красноярска в Томск. 1740 г.». Вот выдержка из работы ученого: «...Деревня Таловская, на западном берегу (Чулыма)... Речка Джуру - с запада, в трех верстах от предыдущей деревни» [1].  Но речку Журу он называет необычно «Джура».  По мнению историка-краеведа С.В. Рыжако название реки тюркского происхождения. Это сокращенное название от слова «Джугдыр - су», что на языке коренных жителей, обитавших здесь до прихода русских, означает «река, текущая вблизи гор» [2]. И действительно, вблизи реки Журы район характеризуется предгорным, холмистым рельефом с многочисленными долинами, логами, отдельными холмами и грядами невысоких гор. Абсолютные отметки некоторых холмов достигают 500 и более метров (гора Джелондаг). По мнению старожилов деревни, происхождение названия реки  и этой версии поддерживается, бывший житель деревни Казанка Анатолий Егоров, автор книги «Доля-долюшка» – происходит от того, что «речка журчала на перекатах» [3];. Река Жура берет свое начало в тайге недалеко от Солгонского  кряжа за бывшей деревней Казанкой, образуясь из нескольких ручьев - истрочин. На протяжении 70-ти километров, с запада на восток Жура протекает по району рядом с деревнями и селами: Тукай, Новотроицкое,  Крюково, Кожаны, Ключи, Тюльково и впадает в Чулым. Замечательные слова о речке есть у сибирского писателя Игнатия Дмитриевича Рожденственского: «Есть в здешних местах речка с ласковым именем Жура. Невелика она и неширока, не носит она на своих пенистых гребнях - да и по правде говоря, и гребней- то у нее нет  - стремительные суда, не ворочает неуклюжие и тяжелые мельничные жернова,  и уж, конечно, не крутит лопасти турбин. Но ее, скромницу, ни за что не спутаешь, ни с какой другой речкой. И в самые отчаянные холода,  когда над оцепеневшей землей неподвижно висит колючий туман и все протоки и озера в округе спаяны льдом,  по- весеннему молодо и свежо журчит  и льется в снежную даль неутомимая Жура, пробивая себе путь среди  крепких,  как сталь,  сугробов. То ли не покоряется она властным стужам, потому что быстрая с самого рождения, то ли оттого, что взялась из теплых ключей, проворно бьющих из недр земных, - кто знает» [4].

Да, не застал писатель и поэт те времена, когда стремительные воды Журы вращали мельничные жернова. Игнатий Дмитриевич пытается догадаться, почему  же речка не замерзает?  Но мы теперь знаем, что Жура,  подпитываясь  большим количеством нарзана (до 70%), не замерзает в тех местах,  где со дна бьют ключи,  то есть на протяженности  всего Кожановского месторождения. Конечно,  не зря двести с лишним лет  назад на берегах Журы появились первые поселенцы. А заселение деревни началось вдоль ручья Ютыша, берущего начало из родников в ельнике за Балдаштыкской горой и впадающего в реку Жура. Река способствовала благополучию живущих здесь семей.  Мельничные плотины держали высокий уровень воды, в результате чего река была богата рыбой: налим, хариус, сорога, окунь. Никаких ограничений на её вылов не было – рыбы  хватало всем. В давние времена река была очень глубокой, что позволяло жителям деревни топить на дно плоты, для того чтобы вымачивать коноплю. Сейчас река разливается только весной, а в остальное время года  она очень мелкая.

Долгие годы первым упоминанием о деревне считался 1809 год.  По материалам «Ведомости 1781 г. о составе приходов Тобольской губернии» стало известно о более ранней дате упоминания о деревне. Эта ведомость составлялась на основе ежегодно собираемых консисторией духовных (исповедных) росписей, или клировых ведомостей в основном, вероятно, за 1780 год. В  «Ведомостях 1781 г. осоставе приходов Тобольской губернии» записано: 12. Введенская церковь, с. Балыхтинское, 66 дворов. Деревни прихода и в них дворов: …16. Кожаново 7…»[5].  Доктор исторических наук, профессор Красноярского государственного педагогического университета Геннадий Федорович Быконя, широко используя материалы церковного учета, делает вывод, что «клировые ведомости – достаточно надежный демографический источник», при этом он тщательно отмечает расхождения между церковной и ревизской статистикой [6]. В дальнейшем по архивным документам можно проследить, как по мере появления новых приходов деревня Кожаново переходит из одного прихода в другой, вероятно, в зависимости от месторасположения к ним. В исповедных росписях церквей Красноярского округа за 1809 год архивного фонда Красноярского духовного правления сказано: «В состав Архангельской церкви с. Курбатово входила д.Трясучая, Кожаново, Тойлук, Ключи, Тукай »[7].  

Из книги «Краткое описание приходов Енисейской Епархии» можно узнать, что после открытия в 1847 году Тюльковского Богородице-Казанского прихода деревня Кожаново вошла в его состав [8]. В 1850 году была образована Тюльковская волость, и долгие годы, вплоть до образования колхоза, кожановцы территориально относились к ней. Интересные исторические факты о жизни и занятиях жителей деревни Кожаново в середине XIX века можно узнать из фондов Краевого государственного архива. Так в исповедных росписях Тюльковской Богородице-Казанской церкви за 1852 г.  записано: «Деревня Кожановская. Крестьяне и их домашние: Кондратий Устинович Иконников- 14 душ, Ефим Платонович Иконников -7 душ, Ефим Платонович Иконников- 4 души, Георгий Константинович Иконников - 4 души, Семен Ермолаевич Иконников - 10 душ, Георгий Лукьянович Иконников - 7 душ, Фалалей Кузьмич Иконников - 18 душ, Феодосии Филиппович Иконников - 5 душ, Василий Филиппович Иконников - 4 души, Георгий Васильевич Иконников - 18 душ, Петр Васильевич Иконников - 8 душ, Вдова Семена Кузьмича Иконникова - 7 душ, Ефим Максимович Серебрянников - 6 душ, Поселенцы д. Кожановское; Трофим Грузенцов - 18 душ, Лукьян Федорович Шакренков - 7 душ, Иосиф Иванов - 5 душ. 142 жителя деревни, 16 семей и 12 из них носят фамилию Иконниковы.  Семьи Иконниковы записаны как старожилы, остальные записаны как переселенцы [9].

      

В архивных материалах за 1857 год сказано: «Жители православного исповедания, миролюбивы, ласковы, сожалительные к нуждам других, охотно пособляют бедным и неимущим, с друг другом обходительны. Песни поются жителями грустные и протяжные, веселые и плясовые. Старообрядцев и раскольников нет. Монастырей нет. Церквей нет». В 1857 году 57 казенных крестьян и 6 поселенцев д. Кожаново имели 151 десятину пашни, 40 десятин сенокосных угодий, 20 десятин земли под выгон скота. Жители выращивали пшеницу и ячмень, овес, лен, коноплю, озимые и яровые культуры. Лишними доказательствами, свидетельствующими о том, что главным занятием населения было земледелие, являются рапорты старшин за 1857 год, в которых говорится о 16 мельницах, построенных жителями деревень на берегах р. Журы [10]. В исторической литературе, и наиболее подробно в книге Б.И. Андюсева «Сибирское краеведение», говорится о старожилах и старожильческих селениях. Старожилами называли часто тех, кто проживал в Сибири к 1861 году, к началу широко добровольного переселения бывших крепостных крестьян с центральной России. Исходя из этого,  следует, что Кожаново ко времени отмены крепостного права, уже заметное старожильческое селение Балахтинской волости [11].

Прошло полвека. Что же представляла деревня  Кожаново в начале XX века, вплоть до образования колхоза? В Кожаново в это время было 97 дворов. По воспоминаниям старожилов население жило зажиточно. Крестьяне-единоличники имели свои участки земли. Выделялась земля только на «мужскую душу». Обрабатывали землю на лошадях, пахали деревянной сохой, боронили деревянными боронами, зерно сеяли вручную. Вручную же и убирали: жали снопами, вязали в снопы и ставили в суслоны, по 10 снопов в каждом. Затем снопы свозили в одно место и ставили в клади. А когда выпадал снег, снопы па санях свозили на гумно, большой поднавес, в конце которого устраивалась «рига». Она представляла собой выкопанную в земле яму метровой глубины и площадью примерно пять-шесть квадратных метров. Над ямой делался бревенчатый сруб в 2-3 венца. Внутри риги клали из камня печь без трубы. Как в банях «по-черному». Это сооружение называлось овином.  Снопы в нем ставились на жерди, на высоте 30-40 метров от пола. Затапливали печь, снопы подсыхали, а после их укладывали поднавес  и устраивали ток для молотьбы. Заранее уплотненная земля  поливалась водой, мороз довершал начатое дело. Молотили цепами вручную 2-4 человека. После обмолота солома убиралась, зерно провеивалось и засыпалось в амбары, которые были в большинстве крестьянских хозяйств. Зерно засыпали из расчета: семена на будущий посев, зерно на пропитание семьи. Остальное продавалось купцам. В основном в хозяйствах крестьян имелось до 4-5 лошадей, по 3-4 коровы, молодняк, овцы и другая живность. Вокруг деревни была возведена изгородь, называемая поскотина, на дорогах стояли ворота, которые закрывались после проезда, а в зоне, прилегающей к  деревне, посевов не было, скот и птица ходили свободно.

Хлеб жители деревни выпекали сами в русской печи, которая была в каждом доме. Зерно мололи на водяных мельницах, которых на Журе были две. Одна частная - Потешиха (место сегодняшнего источника), другая семейная - в километре от деревни. Её построили мужики деревни, объединившись в сообщество и следившие за её состоянием, каждую весну подновляя запруду. А назывались эти мельницы мутовками, имели по одному жернову и самое примитивное водяное колесо - бревно поперек водяного потока, в которое были вставлены дощатые лопасти (перья). Кроме постоянных мельниц на талых весенних водах Ютыша работали 2 мельницы - сухашки. Река была очень глубокой, что позволяло жителям топить плоты, вымачивая при этом коноплю. Сегодня на этом месте построен мост через реку Жура. Мельничные плотины держали высокий уровень воды, в результате чего река была богата рыбой: налим, щука, хариус, сорога, окунь. Никаких ограничений на её вылов не было - рыбы хватало всем. Карасей постоянно ловили в Старице, где осенью была богатая охота на уток, косачей и тетерок. В эти времена было много боровой и водоплавающей птицы, а также зайцев, которых зимой ловили в ямы и пленки. Весной охотились на косачей в период их брачных игр. Жители деревни обеспечивали себя на зиму грибами и ягодами, которых было в изобилии.  

Кожановские  старожилы до сих пор в разговоре используют вековые, названия местности.  Так между  Кожанами и Ключами лог называется Сухой, а гора Пановка. За корпусами санатория - Страшный лог, гора   Джеландаг   /здесь мы поднимаемся на  гору с отметки 365 метров  на отметку 495 метров/. За школой -  Нефедов  лог /здесь высшая отметка горы - 550 метров/. Так и передаются из поколения в поколение эти названия. И в этих названиях  много загадочного. На вопрос, почему пологий лог на терренкуре называют «Страшным», старожилы отвечают так: «Ходили по ягоды и грибы в березовую рощу и часто  терялись в ней.   Что-то «маячило», по 2-3 часа не могли найти тропинку, по которой пришли в лес. И вообще было много волков и змей (вероятно отсюда в переводе с тюркского Джеландаг -  змеиная гора).  До революции,  у этого лога было официальное название «Казенные (т.е. государственные) дачи», где запрещалось рубить лес на дрова.  А в Сухом или Дровяном логу,  наоборот, в эти времена разрешалось рубить лес на дрова. По болоту в далекие времена были проложены две дорожки. Их до сих пор называют  Кондратихина  и Овласенкова. Много слухов ходит о нашей местности. «Таинственны наши места - говорят старожилы. - Вот ночью сядешь на крыльцо и слышишь, где-то на болоте кто-то жалобно плачет, как дитя… А то вдруг послышится музыка». Вот одна из таких легенд. « Жил, говорят,  здесь Тимофей. И была у него одна дочка – красивая и стройная, как березка, глаз не оторвать. Вот пошла она раз на болото и не вернулась. Стал Тимофей искать ее, но не нашел. Говорят, утонула девушка. А через несколько лет умер  и сам Тимофей, и кричит его дочка по ночам из болота…»

Прошли годы и наступили тяжелые, полные неразберихи  годы революций и потрясений. Многого не могли понять мужики, привыкшие жить по законам отцов и дедов, но время диктовало свои условия, не давало стоять на месте. До образования колхоза в деревне было 97 дворов. По воспоминаниям старожилов население жило зажиточно. В 1931 году в д. Кожаново был образован колхоз имени Буденного. Первым председателем колхоза стал Рикеев Сергей Михайлович. Жизнь кожановцев резко изменилась: колхоз отступился от мельничных плотин, и они были размыты, вода ушла, мельницы перестали работать, не стало рыбы.   Деревню затронули те же исторические процессы, что и по всей стране: коллективизация, раскулачивание, неперспективные деревни и т. д.

Одновременно с образованием колхоза в Кожаново был построен маслозавод, который перерабатывал продукцию не только с ближних деревень, но и дальних точек района.   Долгие годы сыр делали только в Кожанах, продукция завода была высокого качества, так как только здешнее молоко считалось сыропригодным, потому что коровы паслись в гористой местности, «богатыми» травами питались. Завод  проработал до 1968 года.  Он производил масло, творог, брынзу, казеин,  мороженое и, конечно, – сыр. В деревне  имелся свой бондарный цех. Кроме этого, в колхозе был дойный гурт, свиноферма, конный двор. Кстати, долгие годы кожановские кони были лучшими в районе и побеждали на всех скачках, которые проводились в то время очень часто.

С 1961 года Кожаново вошло в состав Тюльковского совхоза как отделение. Долгие годы, вплоть до от­крытия санатория, кожановцы территориально относились к Тюльковскому сельскому Совету. 23 декабря 1981 года был образован Кожановский сельский Совет (первый председатель исполкома -  Денике Екатерина Григорьевна). И в это же время населенный пункт Кожаново был переименован в Кожаны [12] .

  ГЛАВА 2. ИЗ ИСТОРИИ КОЖАНОВСКОГО МЕСТОРОЖДЕНИЯ

Стакан сибирского нарзана. Он дышит бурно, плещет рьяно, 
Как Енисей на быстрине, Стакан сибирского нарзана, 
Заморских вин дороже мне. Дробится радуга в стакане, 
Играй же, радуга, играй! И словно вспыхивают грани, 
И влага льется через край, Не надо в путь пускаться дальний 
И мчатся в дальние края... 
Есть свой источник минеральный, И им горда Сибирь моя. 
                                                                 И.Рождественский

    
Издавна слагали люди легенды о "живой воде". За тысячи километров приходили они к живительным источникам, поклонялись им. Вода возвращала больным здоровье, дарила им радость жизни. Такова история нашей Кожановской воды. 
Еще задолго до официального открытия население Балахтинской и Тюльковской волостей знало о целебных качествах прозрачной, словно горный хрусталь, водички.

12 декабря 1991 года в газете "Сельская новь" были опубликованы воспоминания Алексея Леонидовича Юдина, внука известного библиофила Г.В. Юдина. Статья называлась "Слава животворному ключу". Вот выдержки из нее: "Ночь. Темнота облекла Ужурский тракт. Позади Ужур. Впереди - неведомое, а в нем, по рассказу моей бабушки Татьяны Ивановны Смирновой (жена священника Балахтинской церкви — прим, авт.), — загадочные Кожаны, чудо-ключ, с перекликом длинноногих журавлей на болотах около Журы... Фары автобуса проложили куда-то вперед золотистую дорожку. Пытаюсь увидеть нечто, а в голове всплывает, что-то далекое, теперь далее загадочное... Я еще под стол пешком хожу. Балахта, туман над Чулымом. Вечерние дымы. Встает в памяти смутный образ, тогда уже распочавшей шестой десяток, бабушки Татьяны Ива­новны, и вспоминается вкус чего-то неведомого, но неповторимо оригинального. И уже взрослому она рассказала мне, как поила меня живой водой Кожановского ключа. Это было также романтично, как неведомое мне кедровое молоко и кедровая сметана, косхалва, вкус которой незнаком до сих пор. Кожановскую привез моей бабушке сосед. Лошади своей у них тогда уже не было. А еще до революции они ездили на Кожановский ключ отдохнуть, повеселиться на пикниках. Особенно любили выезжать в Троицу и в Духов день. Считалось, что купание и обтирание водой из ключа очень полезны  для маленьких детей» [13] .

Прошли годы и все реже стали вспоминать об этой воде и ее чудесных свойствах.   В беседах с местными жителями и жителями окрестных деревень удалось выяснить, что вплоть до официального открытия этой водой они особо не интересовались, так как на «диких» выходах она была обогащена сероводородом (запах тухлых яиц). Другие считали, что пузырьки, выходящие на болоте из-под земли, вероятно, нефть или газ, а кто-то вообще думал, что это леший или что-то подобное... Больше всех вода нравилась мужчинам. Они её называли «шипучкой». Набирали воду домой, на 2-3 дня ставили в погреб, и она им сильно помогала с похмелья. Наиболее живучим оказался рассказ крюковских старожилов. Они считали, что первым, кто увидел родничок, бивший из-под земли, был пастух Роман Панин, который пас скот и хотел напиться воды. Попробовав «чудной воды», он позвал ребят, которые были вместе с ним, выпить «газировки». О своем  открытии он рассказал в деревне. Так могло продолжаться многие годы, если бы не любознательность агронома из небольшой близлежащей деревушки Крюково Николая Георгиевича Таскина.

      

Вот его воспоминания о том, как была открыта Кожановская вода: «Это было в июне 1958 года. Я тогда работал агрономом колхоза "Память Ильича" (деревня Крюково) и одновременно замещал председателя колхоза, который находился в отпуске. Группа колхозников обратилась ко мне с просьбой выделить грузовую автомашину, чтобы с семьями выехать на речку Журу и там отдохнуть. Погода стояла тогда хорошая, теплая, дал согласие, и мы организованно выехали в район деревни Кожановой, прихватив с собой рыболовные снасти. Я удил рыбу в речке и заметил, что у берега метрах в трех из ила бьет родничок чистой, с большим количеством выделяемых пузырьков, воды. Это меня заинтересовало, я разделся, залез в воду по пояс и стал пить эту бьющую из ила воду. На вкус она оказалась необычной. Мне сразу вспомнился курорт Кисловодск, где я раньше лечился. Я несколько раз попробовал эту воду. Она по вкусу напоминала кисловодский нарзан. Ко мне подошел семилетний сын Геннадий, он спросил, что я делаю. Я сказал ему, чтобы он пригласил людей прийти ко мне. Все колхозники, которые со мной приехали, быстро подошли ко мне, поинтересовались, зачем я их позвал. Я попросил, чтобы они принесли котелок. Зашел снова в воду и набрал воды из бьющего родничка, стал угощать своих односельчан. Вода всем понравилась. Я назвал эту воду «сибирским нарзаном».

О находке этой воды я сообщил в Балахту в райисполком. При содействии главного врача районной больницы т. Прудникова пробы этой воды в бутылках были отправлены самолетом в Красноярск. Пришло подтверждение, что в районе д. Кожаново открыто месторождение углекислых минеральных вод, подобных минеральным водам города Кисловодска».

Только официальная заявка о том, что обнаружен источник минеральной воды, привлекла специалистов-геологов, которые занялись изучением Кожановского месторождения. Летом 1958 года для проверки заявки, обнаруженный источник посетила инженер-геолог И.Н.Петрова. С июля по сентябрь этого же года она произвела обследование источника и отобрала пробу воды. В октябре источник обследовала специальная комиссия, были проведены всесторонние химические анализы воды. В результате было сделано заключение, что вода может быть использована в лечебных целях.

Чтобы подтвердить выводы о возможности практического применения минеральной воды из источника в лечебных целях, необходимы были более основательные исследования, которые дали бы ответы на вопросы о величине ее запасов, глубине и протяженности залегания. Только после этого, можно было дать заключение о целесообразности строительства санатория. Разведка месторождения была поручена Западной экспедиции Красноярского геологического управления, которая начала свои работы в 1959 году. Но уже осенью 1963 года из отчета об итогах полевого сезона следует, что запасы минеральных углекислых вод в районе Кожаново оцениваются по дебету 260 кубометров в сутки. Впоследствии дебет был увеличен до 515 кубометров в сутки, но уже в процессе эксплуатации санатория сокращен до 240 кубометров. Такое количество вполне удовлетворяло потребности санатория и способствовало продлению «жизни» месторождению. Вода была определена как идентичная кавказскому «нарзану» с более высокой степенью газификации.

Очевидцы рассказывают, что из первой пробуренной глубинной скважины ударил фонтан минеральной воды высотой до семидесяти метров, и это было красноречивым свидетельством богатства месторождения. По предложению начальника Западной геологоразведочной экспедиции Валентина Всеволодовича Баркова воду назвали «Кожановской». В1967 году Новосибирский филиал института «Союзкурортпроект» получил от ВЦСПС заказ на начало проектирования санатория. В течение двух лет проектировочная группа во главе с главным инженером Ю. А. Серовым   разработала проект санатория. Проект оказался очень удачным и получил бронзовую медаль ВДНХ. В рабочей документации он проходил как кардиологический санаторий «Балахтинский» [14] .

ГЛАВА 3. ПЕРВОПРОХОДЦЫ

Меня всегда привлекали строители - люди одной из наиболее творческих и, как мне кажется, героических профессий. Начинать с нуля, с первого колышка, без воды и света, не каждому дано. Труд строителя мне стал ближе ещё и после того, когда при изучении родословного древа я узнала, что мои дедушка и бабушка   участвовали в строительстве  санатория «Красноярское Загорье».  В этой главе я расскажу о первых строителях нашей здравницы и населенного пункта, о тех людях, на долю которых трудностей выпало более чем предостаточно. О них с годами вспоминают всё реже и реже, разве что на юбилейных торжествах по случаю очередной годовщины санатория, да и то не обо всех и не всегда. А они уходят от нас всё чаще и чаще. Ведь выпала им нелёгкая доля. Порой они жили и работали за гранью человеческих возможностей.

Вот как об этом времени вспоминала одна из первых строителей Валентина Кирилловна Киселёва: «Посиди-ка дня два без света, подготовь еду на костре, обогрейся зимней ночью возле того же костра, заведи машину на сорокаградусном морозе (два года не было гаража - от авт.) или поработай на объекте при пронизывающем ветре... И всё-таки ничто не могло сломить наш боевой дух! Мы жили очень дружно, помогали друг другу, чем могли, не унывали и надеялись, что уже на следующий день нам будет легче» [15] .

Владимира Фёдоровича Мезина в Кожанах называют «строителем номер один». Именно он прошёл путь от первого колышка до возведения последних объектов, от мастера строительного участка до начальника ПМК-19. Наш земляк (сам он родом из неперспективной деревни Ново-Мосино) после армии недолго подышал городским воздухом и по первому зову вернулся на родную землю, чтобы строить санаторий «Красноярское Загорье». Владимир Фёдорович вспоминает: После армии в 1972 году я работал в Красноярске, в Промстрое. Однажды на совещании в главке (я здесь состоял на учете в комсомольской организа­ции) услышал, что в родном Балахтинском районе собираются строить санаторий и что молодежь может ехать туда работать. Вроде как на комсомольскую стройку. Вскоре узнал, какой трест будет строить и, поехав в Ачинск, получил там назначение на будущую стройку, мастером.

Генеральным заказчиком строящегося кардиологического санатория «Балахтинский» (первое название санатория) являлся УКС Крайсовпрофа ВЦСПС. Председателем красноярского территориального совета по управлению курортами профсоюзов был В.П. Непомнящий, а первым директором дирекции строящегося санатория - А.К.Рыбачев. Генеральным подрядчиком являлся трест «Ачинскжилстрой», который возглавляли бессменные за все годы строительства управляющий В. М. Лихой и главный инженер В.М.Тюмнев. Непосредственно строитель­ство объектов санатория было возложено на СУ-24, где начальником был A.Н. Сержантов, а главным инженером П. М. Медведев.

                   

Строитель №1 - В.Ф.Мезин                                         Гласный инженер проекта санатория             Главный "прораб" стройки
                                                                                                           Серов Ю.А.                                               Тюмнев В.М.

Владимир Фёдорович Мезин вспоминает: «За неделю до 20 марта 1972 года нас, будущих руководителей строительства, собрали в совхозе «Тюльковский» на совещание. Обрисовали наши задачи. 20 марта я и пятеро командированных из Ачинска на машине нагруженной кирпичом, инструментами, постельными принадлежностями приехали на место стройки. Переночевали в деревне у Е П. Полежаева, а утром через Ключи и Сургутское приехали к нашей базе - трем деревянным домикам бывшего пионерского лагеря. Стали готовить базу, а потом «наращивать» коллек­тив. Когда командированные уехали, я остался один, должен был набирать коллектив строителей из близлежащих населенных пунктов. Информация о том, что начинается строительство санатория, прошла и в «Сельской нови». Принимал в первую бригаду - плотников-бетонщиков и рабочих разных специальностей. 

Первый объект строительства - растворобетонный узел. Много занимались вырубкой леса... До 1974 года людей возили из Крюково, Ключей, Тюльково. В это же время субподрядчики начали тянуть высоковольтные линии - «две нитки» по десять тысяч вольт каждая - от Тюльково до Кожанов. Начали отсыпать дорогу от трассы Ужур-Балахта до реки Жура, а строители начали возводить мост. Мы, в свою очередь, строили гараж для автоколонны - 8. Водители, пока не было гаража, начинали рабочий день с разогрева машин под открытым небом. Первым начальником автоколонны был  К.В. Махов. Он набирал ребят на зилы, самосвалы. Вот фамилии самых первых: М.И. Герасимов, Ю.Т. Ермошкин, Г.М. Медянкин, С.А. Пыпин, B.Г. Иконников.

Первыми   строителями были - бригадир плотников-бетонщиков В. П. Дергалев, Н. Половинкин, и М. Спирин,  экскаваторщик И.Ф. Аверченко, крановщик Г.И. Даниленко, его отец - шофёр из Ключей - Иван Титыч, М.Н. Иконникова и ее дочь Н.Т. Аверченко, Н.С. Норкаев и его жена, Г.Канашкова и О.В. Туровник.

      

Много добрых слов мне хочется сказать нашим первым поварам С. М. Якубович (Маховой) и В. И. Ермошкиной. Пусть простят меня те, кого я не вспомнил, ведь прошла уже четверть века» [16] . В статье «Моё Загорье - моё по праву» В. К. Киселёва продолжает рассказ о строительстве санатория: ««В конце 1975 года начали закладку фундамента под строительство корпусов санаторной зоны. Были задействованы все службы, относившиеся к тресту «Ачинскжилстрой» под руководством главного инженера В.М. Тюмнева. Одновременно завершали монтажные и плотницкие работы по дому № 13. Людям стали давать квартиры под самостоятельную отделку, правда, воды в доме по-прежнему не было, не работала канализация. И все равно люди радовались: "Дождались? Теперь уже намного легче, а будет и еще лучше"[17] .

И действительно, жить становилось все легче. Вскоре построили гараж и один из боксов временно оборудовали под котельную для отопления дома № 13. Прошло еще какое-то время, и "загорцы" стали поговаривать о культурной жизни. На стройке появился музыкальный работник Э.М. Степанкова - на нее возложили работу организатора культурного отдыха рабочих. Ведь до сих пор люди жили только работой. И вот пришла пора начинать новую жизнь». Появление клуба, библиотеки, организация художественной самодеятельности, выезды с концертами по окрестным деревням и даже в райцентр сразу же отодвинули прежние трудности на задний план. Строительство санатория и его жилой зоны продолжалось. Сдавались объекты, увеличивался объём работ, появлялись новые бригады. О хронике строительства тех лет можно узнать из скупых газетных строчек районки. А за этими строками, говорящими об успехах, стояли люди.

Год 1976. «Санаторий «Балахтинский». В трудных условиях ведётся его строительство. Не хватает железобетонных конструкций, арматуры. Однако, несмотря на это, с каждым днём всё выше и выше поднимаются этажи сибирской здравницы. Сейчас уже почти готов каркас столовой на 1056 посадочных мест, ведётся монтаж двенадцатиэтажного спального корпуса, котельной. И в этом большая заслуга рядовых строителей». Особым уважением пользуется бригада растворо-бетонного узла под руководством Николая Кирилловича Янко, от труда которой,  «во многом зависят темпы строительства курорта. Бетон нужен всюду» [18] .

    

Год 1977. «Каждый, кто проезжает мимо санатория «Балахтинский», невольно задерживает взгляд на кожановской стройке. И радостное удивление вызывает величественная панорама строительства, гордо возвышающиеся на фоне зимнего леса высотные дома. Строительная площадка. Очутившись здесь, невольно ощущаешь ритм созидательного труда. Плавные дуги описывают стрелы кранов. Натужено гудя моторами, идут машины, гружённые строительными материалами. Куда ни глянешь - траншеи, рвы, насыпи, вагончики-теплушки. Здесь нет лиц скучающих, ленивых. Все работают слаженно, чётко, ритмично. Звено штукатуров-маляров возглавляет комсомолка Ольга Бурнашова, а в звене - одни девчата: Лида Краснова, Зина Вильдт, Саша Малявко. Не всё ладилось на первых порах. Не умели правильно распределить силы, быстро уставали. Но рядом оказался хороший наставник - бригадир Лидия Миллер. И сейчас девчата работают сноровисто и умело» [19] .

Год 1978. «Эти взметнувшиеся ввысь над берёзовыми перелесками одиннадцатиэтажные здания видны издалека. И после промелькнувших вдоль трассы деревень кажется, что впереди город. Да, это город, будущий город-здравница - Балахтинский кардиологический санаторий. Хорошими трудовыми успехами встречают День строителя труженики санатория. Неплохих показателей добилась бригада монтажников Валерия Петровича Субботина. Людям этой нелёгкой профессии приходилось в мороз и жару вести монтаж сложных железобетонных конструкций. В декабре 1981 года состоялось торжественное открытие первой очереди санатория на 500 мест. И инициативу названия –«Красноярское Загорье» - приписывают П. С. Федирко. 
    &nbs

ДЕНЬ ПОБЕДЫ!

ЕГЭ и ОГЭ


Календарь
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Поиск
Мы в соц.сетях




Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2018Сайт создан в системе uCoz